Печать PDF
Пошли с другом  после акафиста страстям Христовым к пятидесятникам на разведку. Служение у них уже закончилось. Репетировал хор. В углу сидела небольшая группа людей и беседовали. Мой друг, исполненный ревности о Господе, потянул меня за рукав, говорит: "Пошли к ним, будем громить еретиков". Я ему сказал, что давай пока не будем привлекать к себе внимания, что пока только на разведку пришли. Посмотрели у них расписание. Интересно было, что у них отдельные служения для зависимых людей, для молодежи. Раз в неделю всенощное бдение - с вечера до 6 утра. Когда посмотришь на ревность сектантов, то становиться печально от нашей обмирщенности и нерадения. Поскольку служение уже закончилось, мы решили, что надо будет придти на служение к молодежи, познакомиться, все-таки в одном районе живем. А там и разговор заведем. Но пока решили тогда пойти к баптистам. Они располагаются в противоположной стороне района, не так далеко от нашего храма.
 
 
Перед входом к ним мы помолились, чтобы Господь нас сохранил от ереси и заблуждения и помог нам, и, перекрестившись, мы вошли. В собрании было, наверное, 3-4 человека и пастор. Собрание уже подходило к концу. Но пастор сказал, чтобы мы подождали и он с нами поговорит. Ушли некоторые люди, и с нами осталось два человека. Вообще здание было небольшим, отдельный домик, типа коттеджа, внутри стояло два ряда скамеек, похожие как в католических соборах стоят. На спинках были сделаны как бы откидные полки для книг, то есть тот, кто сидел сзади мог положить на нее книгу и использовать как столик. На них как раз лежали книжки - сборники баптистских песнопений. Перед скамейками стояла трибуна. Левее стоял столик и на нем, покрытые белым покрывалом с вышитыми на нем виноградными листьями и гроздьями, стояли, судя по очертаниям, сосуды для их обряда хлебопреломления. Сразу на нас обратили внимание и спросили, зачем мы пришли. Так как мы планировали только разведку, то я не пытался напирать. Но мой друг прямо им сказал: "Ну если без лукавства, и прямо, то мы православные, и мы бы хотели разобраться, что есть истина, а что есть ложь".

 

Они начали обрадовано кивать и, как обычно, пастор принес Библию и сказал что вот это истинное слово Божие. Но пастор сначала решил на нас напереть историческими сведениями, что якобы вот злобные православные в Российской империи гнали и преследовали бедных протестантов, и вот якобы за это Бог наказал наш народ революцией и второй мировой, и тотальной беднотой сегодня. Привел какие-то слова из пророков, где было сказано, что если народ отступит от Бога, то будет голод и беднота (что-то в этом роде, точно не помню). В ответ я сказал, что у этих явлений иная причина, и давайте историю трогать не будем, потому что мы можем тут вспомнить ужасы, которые творили протестанты во время реформации и ту кровавую резню. Тогда он немного ретировался, начал делать упор на запрещение изображений в Библии. И делал вывод, что вот мы должны следовать Писанию и воле Божией. Мой друг дальше молчал, потому что он не сильно знаком, к сожалению, но надеюсь - пока, с Библией. Я им ответил, что действительно надо следовать воле Божией и привел слова, где Господь повелевает сделать Моисею херувимов. Они сказали, что это только для Моисея, что не сказано, что это для всех. Я возразил, что Соломону никто не повелевал делать херувимов, и тем не менее он их сделал. Потом, уже дома, Бог дал вспомнить, что в небесном храме, который видел пророк Иезекииль так же были изображения херувимов. Пастор начал уводить тему в другое русло - про молитвы  святым и Богородице. Я, было, начал отвечать, но потом вспомнил, что нельзя давать себя уводить от темы, об этом все предупреждают и в этом опасность - скатиться полемику обо всем, в результате чего ничего не получиться – все останутся при своем мнении. Поэтому я предложил вернуться к вопросу об иконах.

 

Как выяснилось у них вообще дикие представления о иконах. Они утверждали, что разве Бог это дерево или камень? Разве Бога можно вместить в дерево? И т.д. У них языческий идол и икона по сути одно и тоже. Мы пытались объяснить им, что тут огромная разница, что икона для православных - это лишь образ, средство, как бы окно. А для язычников идол - это и есть само божество. Но пастор отложил как-то эту тему, сказал, что очень хорошо что мы читаем Библию, сказал, что и православные, и протестанты хорошие, что наш общий враг - повальное безбожие народа, алкоголизм и курение. Сказал, что он очень хорошо относиться к о.А.Меню и порекомендовал, чтобы я брал с него пример (хотя что я про него учение слышал - упаси Бог от такого подражания). Сказал, что у него много знакомых из катакомбной церкви. И начал рассказывать про Библию. Я подтверждал, где он был прав, где-то опережал его и говорил раньше его. Он радовался, что мы читаем Библию и даже пожал нам руку. Он говорил про то, как в Ветхом Завете прообразовывалась жертва Христова. Потом мы встали, потому что мы проговорили уже почти 2 часа и было уже поздно, и пастор помолился за нас. Мы же стояли ровно и не сослужили ему, а потом как выяснилось, мой друг чуть не засмеялся в этом момент. Так мы расстались.

 

Хотя потом мой друг сказал, что все-таки в него поселили семена сомнения по поводу икон, но мы с ним разобрались, и я сказал, другу, что нужно чаще причащаться. В общем как говорил о.Даниил, необходимо начинать разговор с сектантами с того, что развенчивать ряд мифологических представлений о православии. Второе - нельзя дать увести себя гулять галопом по всем темам подряд, а обсуждать одну конкретную тему. Кстати, заметна при таком строительстве разговора порочный круг пораженной врагом логики сектантов, когда они по сути начинают спорить со словом Божиим. Надо объяснять протестантам разницу между идолом и иконой и в чем суть идолопоклонства и иконопочитания. В иконопочитании мы покланяемся иконам, воздавая поклонение первообразу, то есть Богу, изображенному на них или Богородице или святым. Когда же язычник кланяется идолу он покланяется идолу как самому божеству или потому что сам идол и есть само божество или потому что божество вселилось в идол и по сути опять-таки идол является божеством. Тут, думаю, будет полезна цитата из светской книги по мифологии древнего Египта, думаю, миссионерам пригодиться:

 

«Понять психологический склад, образ мышления другого народа очень трудно даже в том случае, когда этот народ — наши современники. И уж тем более непонятна для нас психология древних египтян. Как, например, представить себе, что мистерии (своеобразные театральные представления на мифологические сюжеты) они воспринимали не как ИЗОБРАЖЕНИЯ мифологических событий на сцене, а как САМИ СОБЫТИЯ, происходящие в действительности? Как понять, что жрец-бальзамировщик, надевавший во время мумификации покойника маску шакалоголового бога бальзамирования Анубиса, считался САМИМ БОГОМ АНУБИСОМ до тех пор, покуда маска была на нем? Да и не только жрец мог отождествиться с богом, — богом мог «стать» любой человек. Существует легенда о том, как Ра был ужален ядовитой змеей и вылечился при помощи магических заклинаний. Поэтому, если египтянина кусала змея, лекарь первым делом читал заклинания, целью которых было отождествить пострадавшего с богом Ра. Злой демон, по наущению которого действовала змея, имел дело уже не с простым смертным — его противником был могущественный бог! Демон вспоминал свое былое поражение и в страхе обращался в бегство, — а больной вылечивался»

[В царстве пламенного Ра: Мифы, легенды и сказки Древнего Египта. – М.:Дет.лит.,2002. Стр.18-19].

 

Комментарии  

 
# Не часто встретишь!Highercall 01.02.2012 13:57
Спасибо! С удовольствием почитал. не часто встретишь православных, которые могут адекватно говорить о протестантах. Спасибо за объективный отчет.
 

Чтобы оставлять комментарии на сайте - пройдите регистрацию и авторизуйтесь.